Что значит РОДИТЬСЯ ЗАНОВО? Л.Р.
                                           
  Прежде всего возникает вопрос: "КТО должен родиться заново?" Очевидно, речь идет о человеческой ЛИЧНОСТИ. Но что это такое?
Переживание или ощущение собственного «Я» коренится в биологической природе человека, и радикальное преобразование этого «Я» может быть осуществлено только через уподобление Иисусу Христу, чье зачатие совершилось без участия мужского семени, через излияние энергий Святой Троицы в материнскую яйцеклетку. Это событие и отмечается в праздник Благовещения. Быть индивидуальной личностью – значит быть чем-то отделенным от мира, быть автономным центром воли и действия. Самоощущение «Я» возможно только для биопсихологической структуры, которая отделена оболочкой от внешнего мира и в то же время взаимодействует с миром через эту оболочку.
Опираясь на эмбриологию, с одной стороны, и глубинную психологию – с другой, мы можем понять природу человеческого "Я". Первичный опыт своего бытия душа приобретает в момент зачатия: она возникает вместе с телом из оплодотворенной яйцеклетки (зиготы) – конкретный человек начинает существовать с того момента, когда в яйцеклетке происходит слияние генетического материала родителей. 












   
                                   
Микрофотография яйцеклетки   

  Структура яйцеклетки запечатлена в самых глубоких слоях психики. Сама душа возникает как нечто целое и устойчивое в результате этих первых впечатлений индивидуальной жизни: отличие человека от животного – в том, что на эти впечатления налагаются психологические воздействия других людей, прежде всего, родителей: в самом акте зачатия, затем в процессе эмбрионального развития и дальнейшего очеловечивающего воспитания, без которого рожденное существо вообще не смогло бы стать человеком. Так, в Индии обезьяны нередко похищают новорожденного человеческого детеныша, выкармливают и воспитывают его как члена своей стаи. В тех случаях, когда люди позже обнаруживали этих младенцев, они забирали их себе и пытались заново перевоспитать их. Но если детеныш пробыл среди обезьян достаточно долго, то уже никакими усилиями из него не удавалось создать полноценного человека: время было упущено. Удавалось сотворить из него лишь высокоразвитое животное, превосходящее обезьян своими способностями – но не человека! Это говорит о том, что человека недостаточно родить – его еще надо посредством воспитания СОТВОРИТЬ в качестве человека.
  Несмотря на существенное ограничение животного начала благодаря этому воспитанию, наша душа устроена так, что ее первичная энергия, ее базовые реакции все равно остаются направленными на главную задачу – выжить, во что бы то ни стало выжить!
   Но человек существует в социуме, среди множества подобных ему личностей – и одна для другой может стать либо поддержкой, либо препятствием для выживания и роста. Сосуществование личностей в семье и обществе возможно только путем множества ограничений, снижающих интенсивность жизни каждой из них до безопасного уровня. Нравственный закон, полученный от Бога через наших прародителей – Адама и Евы, требует учитывать интересы других людей, что противоречит нашему инстинкту индивидуального самосохранения. Но без этих ограничений человечеству также было бы невозможно выжить. Даже в сообществах животных уже проявляются начатки солидарности, вплоть до самопожертвования – в интересах вида как целого. А в человеке эта солидарность выходит на первый план.
   Как же преодолеть базовый модус существования человека как эгоистической «монады», но при этом обеспечить уникальность и самоценность каждой отдельной личности? Это было бы в принципе невозможным, если бы в человеческой истории не имел место один фундаментальный факт: СУЩЕСТВУЕТ человек, в самой природе Которого изначально отсутствует это противоречие – и это «человек Христос Иисус» (1 Тим. 2:5). В данном уникальном случае это стало возможным благодаря тому, что импульс материнской яйцеклетки к делению и превращению в эмбрион возник не под воздействием мужского семени, как обычно, а в результате прямого излияния Божественной Энергии Святой Троицы в эту яйцеклетку. Но не только «импульс к делению»: в этом Божественном акте одна из Х-хромосом матери была заменена на Y-хромосому – ведь если бы это был обычный партеногенез («девственное зачатие»), то был бы зачат ребенок женского пола! Можно предположить, что такой способ зачатия порождает межклеточное взаимодействие нового типа, открывающее для организма возможность постоянного воздействия Божьего Духа, Духа Святой Троицы. И это, в свою очередь, приводит к отмене биологического закона старения и умирания. Мы еще не знаем, как именно это происходит – мы до сих пор даже не можем понять механизм действия этого закона, но надеемся, что наука, руководимая духовным опытом, со временем все же ответит на этот вопрос.
  Об Иисусе Христе как человеке Халкидонский Догмат утверждает: «подобный нам во всем, кроме греха». То-есть эгоистическую «монадичность» нашей человеческой природы Христианство рассматривает как «грех», как «дефект», нарушающий образ и подобие Бога в человеке. Отдельный вопрос, каким образом этот дефект мог возникнуть и закрепиться в природе наших Праотцов, Адама и Евы? Пока можем только знаем, что этот дефект возник вследствие того, что нарушением Божьей заповеди они отвергли возможность участия Святого Духа в зачатии и рождении детей, и вместо этого открыли возможность такого участия для вражьего, «змиего» духа, который всячески «раздувает» эгоистическое начало в человеке.
  Если бы зачатие происходило при мощном воздействии Божьего Духа, то зачиналась бы не животная «монада», но тринитарная личность по образу и подобию Творца. Психологическая сущность монады – это воля к сохранению собственного бытия, сущность же тринитарной личности – ЛЮБОВЬ, ТО ЕСТЬ ВОЛЯ К БЫТИЮ ДРУГИХ. Иисус Христос как человек является именно такой личностью. Как человек, Он есть образ и подобие Самого Себя как Бога. Будучи изначально Богом, Он проявляет волю к бытию других в самом акте Творения – то есть созидания того, что не есть Он Сам, и без Него не обладает собственным бытием. Нынешний способ нашего существования представляет собой различные формы компромисса между образом эгоистической монады и образом Троицы. Любовь и альтруистические движения души нам в принципе знакомы. Без этих свойств человек был бы абсолютным эгоистом – сомнительно, чтобы его в этом случае вообще можно было бы называть человеком. Однако каждый наш поступок такого типа сопровождается явной или тайной компенсацией здесь имеет место в соответствии с  нашей монадической природой. Здесь имеет место частичное самопреодоление – ради самосохранения. Люди охотно объединяются в различные союзы ради взаимопомощи: наиболее привычными из таких объединений является союз мужчины и женщины, а также родителей и детей. Связь и взаимозависимость могут быть настолько глубоки, что можно говорить о возникновении коллективной “монады”, утверждающей свое существование как единого целого. Но таких коллективных монад тоже много – и они вступают между собой в амбивалентные отношения: одновременно альтруистические и эгоцентрические. Кроме того, индивидуальное начало все равно остается первичным, так что любая коллективная монада всегда имеет тенденцию к распаду.
    Существуют ли примеры человеческого поведения, в которых образ Троицы осуществляется в наибольшей степени уже на современном этапе развития человека? Наиболее близким к нему является такой духовно-психологический акт, как искренняя и тайная молитва за другого человека. Здесь Бог смиренно представляет себя одним из участников тринитарного отношения между человеческими личностями. Но даже такая молитва редко бывает свободна от примеси эгоизма. В глубине души мы тайно надеемся за это получить некоторое «вознаграждение» от Бога или от людей. Достичь искренности перед самим собой почти невозможно – это означает полное отсутствие чувства удовлетворения от святости собственного поступка. Тем не менее, под действием Святого Духа такие мимолетные движения души случаются чаще, чем мы думаем – но они обычно остаются незаметными для нас и, тем более, для других.
  Тем не менее, это стало возможным для нас благодаря тому, что Иисус не удалился от нас в своем недоступном величии, но, по евангельскому слову, стал пищей («хлебом») для нас (Ин. 6:57). Если мы научимся принимать этот Хлеб всей целостностью нашего существа: чувствами, разумом и телом – то наша психофизическая природа начнет постепенно меняться по Его образу и подобию: чтобы в результате «иметь те же чувствования, что Иисус Христос», а также приобрести «ум Христов». Вслед за Иисусом – и вместе с Ним – мы можем заново пройти всю историю нашего становления как личности. Но подобное переживание не может стать вполне сознательным без той картины нашего онтогенеза, которую дает современная эмбриология. Тем самым наука отчасти приобретает сотериологическое (спасительное) значение – дополняя веру и действуя вместе с ней. Ведь спастись – это значит выполнить настойчивое требование Нового Завета «родиться заново, родиться свыше, родиться от Духа». Это значит стать как бы «зачатыми заново» – в некотором уподоблении тому способу, каким был зачат Сам Иисус; стать такими, «
которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились», Ин 1:13.
   Живое свидетельство того, что человек может быть образом и подобием Троицы, проявилось в личности Иисуса Христа, сущность которой: любовь к другим. Единственная НОВАЯ заповедь, которую дал Иисус: «любите друг друга, КАК Я возлюбил вас», Ин.13:34. Это любовь присуща Иисусу по природе, но для всех остальных это есть задача и цель. Церковные таинства необходимы, но их одних недостаточно для полного решения этой задачи. Вдохновленные образом Иисуса, святые подвижники прошли значительную часть пути к этой цели. Почему же они не прошли этот путь до конца, в том числе и до реального преодоления смерти, которая входит в человека через грех? И почему мы считаем, что теперь можно продолжить эту работу? Есть ли у нас что-то такое, чего не было у них? Да, есть.
  В течение последних столетий происходит постепенное превращение человеческого разума из вспомогательного инструмента в господствующую силу души, а тем самым и тела. Конечно, самое трудное еще не сделано – бессознательное начало нашей души еще не освоено разумом, и не пронизано через разум Божественной благодатью. Тем не менее, мы явно подошли к новой ступени человеческой эволюции, вступили в новую историческую и религиозную эпоху. В этом смысле можно сказать, что главным предстоящим шагом в творческой Божественной эволюции человека будет ВСТРЕЧА ИНТЕЛЛЕКТА СО СВЯТОСТЬЮ.
   Мы теперь находимся лишь на полпути от небытия к бытию – процесс нашего творения по образу и подобию Бога еще не завершен. Главная надежда, сама гарантия моего бытия не во мне, а в божественном замысле обо мне, в моем извечном первообразе в Уме Божием. Именно этот Замысел, этот первообраз придает человеку абсолютную ценность и открывает для него неограниченную перспективу роста. Но личностное, нерасторжимое соединение Божественного первообраза с тварным образом осуществилось только в Иисусе Христе: как Бог, Он есть первообраз Самого Себя как человека. Преодоление нынешней неполноты нашего бытия требует достижения глубоких структурных изменений души и тела человека. Евангелие начинается со слова «метанойя» – «изменитесь!» (Мф. 3:2), и все Евангелие, весь Новый Завет только раскрывает это слово.
   Перестройка подсознания в соответствии с образом Святой Троицы должна привести к тонкому, но решающему изменению на клеточном уровне тех механизмов, которые сейчас приводят к старению и умиранию организма. Само существование этих «механизмов умирания» есть результат недолжного (греховного) состояния нашей души. Сейчас мы являемся свидетелями важного научного прорыва в изучении биологических причин этих процессов. Нет никаких сомнений в возможности продления жизни с помощью медицинских методов – но всего лишь «продления». Однако для достижения реальной победы над смертью совершенно необходимо, чтобы эти методы сочетались с духовным переустройством человека по Иисусу Христу, в котором «обитает вся полнота Божества телесно» (Кол 2:9), т. е. пребывает вся полнота образа и подобия Святой Троицы.